Латвия - заложник антирусской политики

"Слишком много латвийских политиков и дипломатов строили свою карьеру на антирусских, антироссийских настроениях. Латвийские политики во главе с президентом полны решимости эту холодную войну с Россией экспортировать и в Евросоюз" — такие выводы бывший латвийский дипломат, переселившийся на постоянное жительство в Испанию, Эльдар Мамедов сделал в августе минувшего года.

Его статья - обвинение латвийской политики в отношении России "Время менять курс" вызвала тогда эффект разорвавшейся бомбы. Э. Мамедова трудно было обвинить в незнании ситуации. Он был внутри этой системы латвийской власти — несколько лет проработал в МИДе, в том числе в посольствах Латвии в Испании, США, Италии…

Сегодня Э. Мамедов постоянно живет в Мадриде, сотрудничает с центром международных и стратегических исследований испанского института Элкано. Испано–латвийский политолог согласился ответить на вопросы "Вести Сегодня". 

— Эльдар, почти год назад вы открыто заявили, что латвийские дипломаты уже не могут работать на улучшение отношений с Россией, поскольку в течение 13 лет строили свою карьеру как раз на антироссийской риторике. Что–то с тех пор изменилось? 

— Я думаю, ваши читатели видят, что ничего в лучшую сторону не изменилось. Даже наоборот — отношения с Россией за этот год оказались в самой низкой точке, это кажется парадоксальным, но это так: после вступления в ЕС и НАТО, вопреки заверениям наших политиков, отношения с Россией резко ухудшились! И мне остается повторить только то, что я сказал в августе прошлого года в памятной статье. 

Наши политики и дипломаты стали заложниками 13–летней политики конфронтации с Россией, они все последние годы жили и даже сами культивировали антироссийскую политику и сегодня просто не в состоянии избавиться от этой вредной привычки воевать с Россией, видеть в ней не соседа, а врага. Пока наши власть имущие от этой привычки не избавятся, вряд ли стоит рассчитывать на улучшение отношений с Россией.

— Многие ваши коллеги–политологи усматривают в этой антироссийской политике вполне конкретный заказ — например, из Вашингтона, которому может быть выгодно противостояние с Россией. Латвию называют плацдармом для наступления на Россию.

— Я полностью с такой трактовкой не согласен! Совершенно ответственно заявляю, что Латвия от этой антироссийской политики не получает никаких внешнеполитических дивидендов. Не стоит преувеличивать интерес Вашингтона к Латвии. Позиция США весьма проста: в Восточной Европе произошла революция, страны обрели независимость и избавились от коммунистических диктаторских режимов. 

И важно этот процесс "зацементировать", то есть создать в этой части Европы зону демократических стран с развитой экономикой и, разумеется, дружески настроенных к США. Все. Не в интересах США, чтобы дружеские ей страны Балтии находились в конфронтации с соседней Россией. Еще меньше заинтересован в таком противостоянии Латвии и России Евросоюз. 

Поэтому все наши антироссийские поползновения продиктованы сугубо внутриполитическими мотивами. Нашим правым выгодно кормить избирателя российской угрозой, вопросом о возвращении–невозвращении Абрене. Понятно, что все это наносит вред Латвии, в том числе и экономический. Но, к сожалению, латвийскую элиту это не очень беспокоит.

— Почему вы приняли решение уехать в Испанию?

— Меня всегда привлекала испанская культура, язык, и моя жена — преподаватель испанского. Так что такой переезд вполне логичен. Кроме того, хотелось почувствовать себя жителем достаточно большой страны Евросоюза. Надеюсь, что в Испании я смогу реализовать себя и в профессиональном смысле. Сфера моих интересов как политолога — страны Балтии, балтийско–испанские отношения, ситуация в Восточной Европе. В будущем надеюсь заняться российской темой.

— Для Испании актуальна проблема миграции?

— В последние годы очень. Впервые я побывал в Испании в 1995 году и могу сказать, что за эти 10 лет произошли большие изменения. Если раньше Мадрид выглядел "белой резервацией", то теперь картинка другая. Это многонациональный город. Для сравнения: если в 1996 году в Испании мигранты составляли около 2% населения, то сегодня уже 8%! В минувшем году Испания в Евросоюзе приняла больше всего иммигрантов из третьих стран.

— Возвращаясь к теме Латвии, хочу спросить ваше личное мнение: а стоило ли нашу страну так рано принимать в ЕС? Может, правы те, кто считает, что мы еще не готовы вступить в клуб самых развитых и демократических стран Европы? Если мы не в состоянии урегулировать отношения с соседями, то как мы сможем дальше жить в ЕС?

— Я все–таки придерживаюсь другого мнения. Моя логика такова: чем раньше Латвия начнет получать прививки демократией и евростандартами, тем быстрее она избавится от своих страхов, от своих детских болезней. Пользуясь случаем, хочу призвать русскоязычных жителей Латвии натурализовываться. Ведь вы все равно здесь живете, а значит, все принимаемые решения нашими политиками непосредственно влияют на вас. Так зачем же сидеть в стороночке и ждать, когда дядя за вас примет решение, которое касается и вас, ваших прав? Может, разумнее получить гражданство и самому влиять на политику, на принимаемые решения?

— Между тем евроскептицизм в стране растет — вместе с ростом цен и инфляцией. Многие уверены, что скоро произойдет выравнивание цен с богатыми странами Евросоюза. При этом выравнивания зарплат не происходит.

— Нет такого экономического закона, что цены должны выравниваться. Рост цен в Латвии обусловлен общемировыми тенденциями, а не вступлением в Евросоюз. Уровень жизни, конечно, будет зависеть от конкурентоспособности латвийской экономики. Самое главное сегодня — это вкладывать средства в человеческий потенциал и в инфраструктуру. У Латвии есть только одно богатство — люди, и именно в них необходимо инвестировать финансы. Как это сделала в 80–е годы прошлого столетия Испания. Тогда и начался экономический подъем этой страны.

d-pils.lv, 01.05.05

13 просмотров

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!